«Двойные стандарты» — это нормально и правильно. Даже не двойные, а множественные. Потому что мир чрезвычайно разнообразен в своих проявлениях. Например, есть люди, которые говорят: «Россия не признала независимость Косова, а значит не должна признавать и независимость Южной Осетии, Абхазии и Приднестровья». Интересно, почему они так решили? Почему любое иное поведение сразу же получает ярлык «двойные стандарты»? С чего они взяли, что в таком сложном деле как перекраивание государственных границ могут быть какие-то стандарты?

Подумайте, почему одному больному врачи делают ампутацию стопы, а другому только промывание желудка. Это же двойные стандарты! Оба ведь люди и оба больные. Вы, правда, можете сказать, что всё не так, что, мол, болезни у них разные. Хорошо, почему тогда при одной и той же болезни один и тот же врач одному больному прописывает тетрациклин, а другому нет? А потому что организмы разные. Потому что у второго, например, на тетрациклин — аллергия. Если эту деталь не уточнить, второй больной может дать дуба.

Не исключены подобные уровни детализации проблемы и в политике, и в межличностных отношениях. И это я пока говорю лишь о том, что ошибочно принимают за двойные стандарты. А ведь есть ещё и собственно двойные стандарты. То есть, разница в отношении к однотипным явлениям, в разной степени выгодным или невыгодным для того, кто относится. A делает x и B делает x. И A, и B от x станет хорошо. C любит A и состоит с ним во взаимовыгодных отношениях, а вот B он терпеть не может да ещё и конкурирует с ним за нечто n. Почему же C должен одинаково реагировать на одинаковые действия A и B? Исключительно ради единообразия? Но разве единообразие — самоценно? Разве одинаковость — счастье? Разве однотипность — красота? Единообразие нужно только в казарме и на строевом плацу. Но даже в воинском подразделении, когда оно занимается реальным делом, каждый должен знать свой манёвр, табель своего поста и свои действия по тревоге. А в ситуациях сложных, непредусмотренных — проявлять смекалку и отличаться. Что же говорить об огромном человечестве, в жизни которого всё гораздо сложнее и мнообразнее, чем в пехотной роте. Разве можно требовать для всех людей и всех типов их объединений введения неких универсальных стандартов? Нет, нет и нет. А потому необходимость «двойных стандартов» есть едва ли не единственный универсальный стандарт человеческих отношений на всех уровнях.

К слову, из этого правила, как я уже когда-то замечал, вытекает следующее положение: не всякому позволено пользоваться двойными стандартами.